МУЖ ПОЗНАЕТСЯ В ЕДЕ

Денис ПАВЛОВ, автор блога pavler.com и муж колумнистки Cilantro Леры КРИСТОВСКОЙ, рассказал, как выжить, когда в доме семь женщин, придерживающихся разных систем питания.

В детстве меня называли мусоропроводом. Не за вынос мусора. Просто мел со стола все подряд. Радость для бабушки и горе – для советского универсама. Ибо там были только синие куры и синие буковки в сыре.

С годами пищевой анархизм обрел ожидаемые черты холостяцкого пофигизма. В холодильник загружалось только пиво и иногда, на выходные, пельменнососисочные изделия. Что, кстати, повергло тогда еще будущую супругу в священный трепет желудка, сопровождаемый утробными звуками а-ля эмбиент. Надо сказать, что она героически молчала долгое время, не решаясь сообщить мне, что на завтрак она хочет не только кофе с десертом “А пожрем потом где-нибудь в городе”. Но затем молодая осмелела и сказала, что у меня неправильное пищевое поведение.

Я сдуру решил, что вот она, семейная жизнь. Безграничные завтраки. Сытные обеды. Плотные домашние ужины. Все за одним столом, держим руки, прикрыли глаза. Медленно впихнули в себя рождественскую индейку. Дети по одному отваливаются на стульях и стараются не двигаться. Коты падают возле мисок. Собаки благодарно смотрят. Никто не шевелится, опасно. Надо полежать.

Оказалось, что семейная жизнь – это знать, что все едят макароны только определенной формы, помидоры – одного диаметра и огурцы – строгой длины, заливают это каждый своим соусом. Старшая просила утром мягкие манго, но никаких творожков, потому что она, естественно, на диете. Жена ест твердые манго. А творог только 5%. Стася второй день сетует, что нет ее пельменей с курицей и уже пора покупать пастилу. Но не классическую, а яблочную. Мия воздержалась. О том, что я “забыл купить”, она вспомнит потом. Уме надо рыбу с икрой. Без икры рыба – не рыба. Какой-то сексизм. У котов закончился паштет, но никак не рагу. Большой собаке надо кости, но только от коровы, а маленькой – сухой корм для маленьких собак, что логично, и с малой подвижностью, что логично, если столько спать.

Оптовый магазин, я люблю тебя! Я благодарю тебя, что ты рядом. Твои тележки способны вместить коня. Руки от переносок коней растянулись так, что я обнимаю себя уже два раза. Пробег от машины до холодильника перекрывает любую сушку на дорожке. Но “коня” хватает до среды. В среду, если не будет коня, обглодают меня. Вместе с обувью. Шнурки, издавая потусторонние звуки, медленно всосет кот. Мать оставят, чтобы знала, что она следующая.

Оказалось, семейная жизнь, это когда, как в институте благородных девиц, чуть-чуть оставляют на краешке тарелки. “Дениска, доешь, а?”

От этих “доешь” я чуть вырос вширь, при этом едва не снес дверной проем.

Жена сказала, что не время для ремонта, да и вообще-то мы то, что мы едим. Теперь я, например, творог и куриная грудка. Иногда трава и помидор. Если повезет, то я стейк. Сочный. Но пресный, потому что белая смерть – это не героин, как я думал. Это соль. За соль надо сажать. С конфискацией и без права переписки с гамбургерами. И орехи на ночь вредно. По праздникам можно втянуть рыбу. Носом. Это называется “диета”.

Раньше-то что. Жил как животное. Жрал, когда хотел и что попало. А теперь человек. Принимаю пищу только когда надо. Каждые два часа по чайной ложке. На 23 февраля попросил микроскоп, чтобы еду видеть, и часы, чтобы знать, когда есть. Жена говорит, еще три недели и все перестроится.

Оказалось, что семейная жизнь, это когда просыпаешься от звука боевого рога, издалека напоминающего фразу: “Аааа, я толстая”. Он обычно исходит от напольных весов . И наступает Эпоха Детокса.

Холодильник заполняется бутылками с шифрами. В них – содержимое сомнительного происхождения, цвета и консистенции. Я, как мальчик любознательный, однажды попытался разобраться в составе этих нектаров. В одной из бутылок оказался помидор по имени Томат. С большой буквы. Другая флора мне неведома.

На второй день боевой рог возврещает об окончании Эпохи Детокса, а жидкий комбикорм остается. Но не выливать же, там сплошная польза. Правильно, “Дениска, допей, а? Да и полезно тебе, ты толстый и весь в токсинах”. Ну что я могу сказать. Часть напоминает кефир. Но со вкусом огурца. Но с медом. И перцем. Иногда проскакивают фруктовые нотки, оставляющие приятное вяжущее послевкусие мха, отобранного у оленей. Смотрите на широком экране узкого актера в фильме “Выжавший выживший”.

Так что перспектива выжить остается. Совсем немного моего ангельского терпения. Запомнить всего лишь 7 рационов, исключая этой бесконечный творожно-овощной опт. Минус еще пара моих драгоценных, скопленных за зиму килограммов. Я перестроюсь. Организм перестроится. Жена сказала, живот уйдет. Он уже как-то прощается. Слышно, как вещи собирает. Но, судя по всему, не надолго, потому что “Дениска, доешь?”.

Photo: Лера Кристовская

Больше детей, зверей и историй в блоге pavler.com

cilantro

cilantro