ЧЕЛОВЕК ДЕЛА: ЛЮБОВЬ СЕРОВА

Чем узбекский миндаль отличается от крымского, как приготовить соус в детском блендере, что маскирует сахар в ореховой пасте, и, главное, как запустить успешный проект без бизнес-плана, рассказывает Любовь Серова, основательница Nutbutter.

Ореховые пасты — популярный на Западе продукт. Они содержат полезные для сердца жирные кислоты, богаты микроэлементами. Там в большом супермаркете вы найдете не только арахисовую пасту (с кусочками и без), но и миндальную, из кешью, кокоса и самые разные комбинации. Можно купить целую банку, а можно небольшой пакетик – заправить салат или съесть на ходу, когда нет времени на нормальный обед.

Люба Серова с мужем Константином Вороновым часто бывают в Америке. Из одной такой поездки они привезли идею — сделать свою ореховую пасту. О бизнесе тогда даже речи не шло.

«Стало просто интересно, как отреагирует на такой продукт наш круг. Писали в facebook: “Мы делаем ореховые пасты, хотите попробовать?” У нас есть дорогой друг, художница Саша Богданова (Takloo). Сначала нам было приятно вместе обсуждать идею. И из этого начал вырисовываться бренд. Когда мы разрабатывали лого и стиль, было просто море смеха. Мы относились к своим персонажам с душой, скорее, как к творчеству, чем как к коммерческому проекту. Мне очень дорог такой подход и плоды личных отношений и убеждений”.

CILANTRO: Чем ты в тот момент занималась? Тебе пришлось бросить работу, чтобы организовать бизнес?

ЛЮБОВЬ: В тот момент я была фрилансером. Какое-то время поработала бильд-редактором в архитектурном издании. У меня свободный английский, поэтому еще помогала искать и покупать интересные проекты для публикаций, организовывать архитектурные конкурсы. Благодаря языку ездила в экспедиции, например, малазийцев мы сопровождали по маршруту через Россию и всю Среднюю Азию.

Уволиться меня уговорил муж Костя. Мне нравились те проекты, которые я выцепляла по работе. Но я каждый день приходила в одно и то же место, где мало что менялось, у меня не было возможности пробовать новое. Когда муж стал зарабатывать достаточно, он сказал: «Не переживай, что завтра не будет зарплаты, лучше послушай себя — поищи, чего тебе хочется». Очень ему за это благодарна.

В 2009 году я уволилась. И так совпало, что тогда меня прибило к пониманию, как много лжи и лицемерия в потребительской сфере. Переосмысление начиналось с косметики. «С экстрактом зеленого чая, натуральное…» А ты смотришь состав и видишь, что это не только не натуральное, а продукт, который тестировался на животных. Мои новые знания срезонировали с патологической нелюбовью к вранью и неспособностью сосуществовать с ним. А тем более здесь ложь, которая уговаривает купить и купить побольше. Потом подключились некоторые проблемы со здоровьем, и я сфокусировалась на здоровом питании. И тут мы оказались в Штатах, и все совпало. Это было пять лет назад. А три с половиной года Nutbutter существует официально — с юрлицом, цехом.

Ты писала бизнес-план, делала расчеты?

Нет. И не знаю, много ли таких счастливцев. Потому что это прикольно — на азарте составляешь бизнес-план, и тут же инвесторы, ты уже всем обязан отдать себя целиком. У меня было ровно наоборот. Может, карма такая, и за нее надо благодарить мироздание. Ведь оно мне позволило поиграть, начать с трех интернет-магазинов здорового питания в Москве. Даже если что-то шло не так, мы не общались на языке судебных исков, а договаривались: «Сейчас не получается доставить в срок, но через два дня — точно». — «Хорошо, значит, через два дня».

Легко нашли контакты и договорились с первыми магазинами?