“В российском бурлеске главное, чтобы телочки были красивыми и поменьше улыбались”

Артистка бурлеска Аня ПАВЛОВА рассказала Олене ИСЛАМКИНОЙ, как бурлеск учит любить свое тело и почему в России танцовщицы чаще сталкиваются с осуждением, чем с восхищением.

Обнаженные женщины в блестках и с помпончиками на груди. Со стороны бурлеск выглядит почти как стриптиз. На самом деле, это феминистическое шоу, торжество женской красоты во всех ее проявлениях. Артистке бурлеска вовсе не нужно быть такой, как Дита Фон Тиз. Здесь имеет значение размер харизмы, а не груди, а соленая шутка ценится больше, чем умение изгибаться телом. Впрочем, как всегда, есть исключения. Поговорили с Аней Павловой (@anjapavlova) о патриархальной морали и восприятии женского тела в России.

ОБ СТАНДАРТАХ И ТЕЛОЧКАХ

CILANTRO: Я прочитала в твоих интервью несколько совершенно разных истории о том, как ты пришла в бурлеск.

Аня: Каждый раз придумываю новые, иначе скучно. Я была кокетливой девочкой, мне всегда хотелось быть красивой. Училась в школе, где у всех детей родители принадлежали к среднему классу. А моя семья – нет. И чтобы выделиться, я начала одеваться в бабушкины винтажные платья, придумывала ретро-истории. Лет в 20 попала на танцы и поняла, что хочу заниматься ими профессионально. Но как? И тут совершенно случайно наткнулась на видео бурлеска, и что-то внутри щелкнуло, все совпало.

Помнишь свое первое шоу?

Да. Совершенно жуткий ресторан в Москве, я очень волновалась. В первом ряду за столиком сидела девочка моего возраста, которая широко улыбалась и добродушно смеялась. Я подумала: “Если есть такие люди в зале, то все в порядке”.  

В первый раз даже не раздевалась. Танцевала под песню Peggy Lee I’ve got the world on a string”. Исполнила четырехминутный танец, расплакалась и ушла.