Дело говорит: организатор проекта “Шаг за Шагом к Мечте” Наталья Каптелинина

Бизнесвумен на коляске о жалости к себе, принятии травмы, целях, ответственности и безграничных возможностях.

В Красноярске, где этим летом колясочник Владимир Журат расколошматил кувалдой бордюр рядом с поликлиникой, потому что не добился от властей установки пандуса, Наталья Каптелинина открыла при поддержке мэрии два фитнес-зала для людей с ограниченными возможностями здоровья “Шаг за Шагом к Мечте”. Договорилась с соцзащитой, чтобы желающих заниматься доставляли специальным транспортом. Кинула клич по группам и пабликам, чтобы достучаться до всех потенциальных посетителей – так, что теперь желающих приходится записывать в очередь и искать помещение для третьего клуба. “Я пришла с предложением: что я буду делать, если вы немного поможете”, – объясняет она успех своего начинания.

За полгода, с нуля, легким движением руки. Ну почти.

“Я могу поднять руку и как-то её положить. Кисть поднимается только вверх, а дальше она пассивная, пальцы не работают. Я не могу сама одеться, взять стакан воды, телефон. Вот он сейчас лежит, и я говорю с вами по громкой связи”, – слышу я спокойный приятный голос. Наташа не жалуется, а просто объясняет особенности своего быта. Кроме социального проекта для таких же колясочников, как и она сама, у Натальи есть успешный бизнес – школа STEP BY STEP, которая готовит чемпионок по фитнес-бикини. А еще – “соцнагрузка”: она ездит в театры, на концерты и матчи с другими людьми с ограниченными возможностями здоровья. “Я буду с тобой рядом. Я такая же слабая, как ты. Возможно, даже слабее”, – вдохновляет она тех, кто недавно получил травму и с опаской возвращается к прежней жизни.

Хотя, кажется, сила в этой девушке – неисчерпаемый источник. И она чувствуется в каждом ее слове, в каждой фразе и каждом поступке.

Наталья Каптелинина, 32 года
Из Красноярска
Живет в Красноярске
Основательница Школы Фитнес-бикини Step by Step
Организатор проекта “Шаг за Шагом к Мечте”

О ТРАВМЕ

  • Был обычный день. Мы ехали выступать – я танцевала в красноярском шоу-балете “Тодес”. Уснула в машине, думала, отдохну перед мероприятием, а очнулась уже на земле. На серпантине мы улетели с горы.
  • Когда случаются страшные трагедии, многие пишут: я почувствовал, что это конец. Так и происходит: ты открываешь глаза, видишь небо. Тела нет, есть голова и твои мысли. И четкое ощущение, что всё, буквально еще пару мгновений, и ты прощаешься с этой жизнью. Я отключилась и пришла в себя уже в поселковой больнице.
  • Первое желание – бороться. Конечно, я же спортсменка, привыкла к нагрузкам. Значит, передо мной еще одна задача – более серьезная. Но тогда при всей своей подготовке я не понимала, как это серьезно. Мы не знаем, что такое на самом деле травма позвоночника, нам кажется, что это, по сути, как руку сломал – несколько месяцев, и она заживет. Оказывается, нет. Все решают какие-то случайности, миллиметры, где задет спинной мозг. И шаг вправо, шаг влево, и ты восстановишься через пару месяцев или не восстановишься никогда.
  • Я работала. Думала: еще месяц, ну еще два, полгода, год и проводимость восстановится. Но моя травма такая тяжелая, что у меня было три очень серьезных операции, а всего – порядка двадцати хирургических вмешательств. Первый год, самый важный для реабилитации, я потеряла. И все, что смогла со своим телом максимально сделать – это мы сели в коляску, и я сейчас ею управляю джойстиком. Пальцы не работают до сих пор. Но я повторяю всем ребятам: «Если у вас не работают руки, то это означает лишь одно: вы должны заработать на здоровые руки возле себя. Мы можем очень много сделать, если работает голова».

О ПОДДЕРЖКЕ

  • Когда человек попадает в травму, он не знает, что случилось. Он смотрит на свое окружение. И в этот момент очень важна поддержка, очень важны глаза. Если он почувствует, что близкие с ним, если родные с ожесточением реагируют на все врачебные приговоры… Говорили, что я не жилец, а мама спорила: «Нет. Да вы что?! Вы не знаете ни меня, ни мою дочь!». И муж так же: «Мы спортсмены. Мы встанем». Я увидела, что они готовы биться. Какое право я имела быть слабой? Плюс спортивный характер: нет, вы меня не знаете, ребята! Мы такие ставили цели и достигали! А это просто более сложная задача. Решим и её. Моя семья подпитывалась от меня энергией в то время, я – от них. Сильна команда, которая с вместе с большой бедой пыталась справиться.
  • Люди проверяются силой характера, силой стремления, духа. Кто-то может дистанцию выдержать до конца, кто-то хочет более легкой жизни. Мы расстались с мужем, но это было через 4,5 года после травмы. Все сложности мы прошли вместе. У меня был двухмесячный период, когда нельзя было ничего глотать – из-за дырки между трахеей и пищеводом. И ежеминутно мне вытирали слюни. Если вам скажут, что нельзя глотать, у вас тут же начнется обильное слюноотделение. Вот можете проверить. И вся моя семья была со мной.
  • Мы с мужем были в одной машине и разбились вместе. Слава богу, ребята, которые ехали со мной, целы. Возможно, я сожалею, что села в эту машину и вообще поехала на те гастроли. Но я не хотела бы, чтобы как-то по-другому распределились травмы, чтобы сломались они, а я была здорова. Честно.
  • В травму попадает не один человек, кто-то из членов семьи тоже оказывается в ней. Моей маме пришлось уйти ей с работы, и она со мной вот уже 9 лет. Она мои руки, ноги. Она помогает мне в бизнесе, ездит по моим заданиям.

О ПРИНЯТИИ ТРАВМЫ

  • Я привыкла, что нахожусь на сцене, что я красивая и успешная девушка, умеющая зарабатывать, у меня все получается. И тут раз – инвалидная коляска. Словно падаешь со сцены. И посмотреть снизу на людей, которые тобой восхищались, – вот это была ломка. Но потом я поняла, что не они на меня как-то особо смотрят, а я пытаюсь найти другой взгляд в них.
  • Я хотела встать. Ради семьи, ради себя. И вот самое важное, что мне хочется сейчас доносить: для людей в травме главное как можно быстрее принять себя. У меня это пришло поздно. Я лишь через четыре года смогла вернуться в бизнес. До этого занималась только реабилитацией. Я жила в центрах, занималась дома. Это постоянные кушетки, маты. Если я не у тренера, то я занимаюсь сама или с семьей. Восстановление, только восстановление. Все мысли об этом. Нельзя так. Как можно быстрее нужно вернуться к нормальной активной жизни и параллельно восстанавливаться.
  • Говорят, в среднем года за два приходит осознание себя уже в другом качестве. Я надеюсь, что благодаря моему проекту мы будем подцеплять недавно травмированных, чтобы они, попадая на наши занятия, понимали, что жизнь-то не заканчивается. Когда пробуешь себя в спорте, видишь, что получается, понимаешь, что ты можешь что-то и в другом деле.