“В 26 лет я весила 100 кг”

Карина Фомичева, к.м.н., врач-генетик и автор блога @lchf_for_you прошла путь от ПП и РПП до LCHF: похудела почти на 40 кг, избавилась от длинного списка диагнозов и теперь помогает другим познакомиться с кето/LCHF рационом.

11 класс. Я вешу около 75 кг при росте 165 см. Все готовятся к выпускному, ищут то самое идеальное платье. Нахожу его и я – в одном экземпляре, размера XS, расшить невозможно. У меня было 3 месяца и полно подросткового максимализма. Я сажусь на жесткое гипокалорийное ПП: куриная грудка, картошка на пару, яблоко, кефир 1%. К нужной дате вешу 57 кг, идеально смотрюсь в идеальном платье, собираю восторженные взгляды и слова одобрения семьи, друзей, учителей.

Ровно в 4 часа утра после выпускного и съеденного куска пиццы (все, в платье влезла, уже можно), с красивым начесом, накладными ногтями и блестками в волосах, “скорая” доставляет меня в приемник ближайшей многопрофильной больницы с острым животом.

Врачи настойчиво ищут внематочную беременность, аппендицит, наркотики, алкоголь, суррогаты. Даже делают диагностическую лапароскопию. Ничего.

Мне ставят диагноз исключения – неспецифический мезаденит. Это типа воспаление лимфатической ткани желудочно-кишечного тракта. Оглядываясь назад, думаю, это был острый приступ панкреатита или холецистита. После обезжиренной низкокалорийной диеты съесть кусочек пиццы – не лучшее решение.

С этого момента начинается череда диет, серьезных диагнозов, а через 9 лет весы покажут мне 100 кг.

Пухленькой девочкой я была всегда, но лишний вес никак не сказывался на социальной жизни и долгое время не воспринимался мной как проблема. У меня было полно друзей, с будущим мужем я познакомилась в 15, колебания моего веса волновали его только в том смысле, что он видел, как плохо я себя чувствую.

Мама до сих пор очень стройная. Это такой тип людей, который живет на интервальном голодании интуитивно – ест один раз, когда хочется, а потом весь день на кофе. Но до подросткового возраста я жила у бабушки. А она послевоенных голодных лет, для нее основная цель жизни – чтобы все вокруг были сыты. Меня кормили под любым предлогом. Если я хотела в 11 часов вечера бутерброд, то он у меня был. С бабушкой у меня чудесные отношения, она говорит: «О боже, неужели это я виновата, что ты всю жизнь мучаешься? Я же как лучше хотела». Спорный вопрос. Есть дети, которые умудряются не растолстеть даже у любимых бабушек.

Дома папа пытался влиять на меня посредством спорта, который я ненавидела и всячески избегала. К тому же я была девочкой-отличницей, очень хорошо училась. На меня отчасти было тяжело воздействовать, наказывать у нас в семье не принято.

Я, кстати, делала генетический тест 23andMe. У меня есть полиморфизм, который предрасполагает к медленному насыщению. И жировая ткань у меня быстро накапливается. Но я как раз не считаю, что генетика – наше все.

И вот 1 курс лучшего медицинского вуза страны. Зубрю и днем, и ночью, сплю в лучшем случае по 3 часа, нервничаю из-за бесконечных срезов, зачетов, опросов, экзаменов, ем на бегу, но стараюсь выбирать «здоровую» еду: кефир 1%, яблочко, овсяные батончики, цельнозерновой бутерброд. Вес ползет, волосы выпадают, лицо покрыто акне. Но я не сдаюсь и даже сильно не переживаю: это просто стресс, учеба в меде – это вам не это. Диеты сменяют одна другую: в основном ДД (диета Дюкана) и ПП (“правильное питание”) в разных комбинациях. Я месяцами мужественно отказываюсь от стейков, сыров и масла (от всего, что я люблю), ем фрукты, обезжиренную молочку, овсяные напитки, куриную грудку.

Затем нахожу себя ночью у холодильника, пожирающую ледяные щи прямо из кастрюли. Мне невкусно, я наелась, но не могу остановиться. В рот летит все, что не приколочено. Цикл замыкается, я безвольная, слабая, начинаем все сначала. Тогда я, конечно, не знала, но это было самое настоящее РПП.

Мне 26. Я закончила мед без единой четверки в дипломе, я закончила ординатуру в одной из лучших больниц Москвы. Я работаю врачом. Я знаю все о доказательной медицине и медицине стандартов, я верю в нее, я презираю любого, кто пытается работать вне ее, называю их шарлатанами, провокаторами, бездарями.

Мне 26 лет, я вешу 100 кг, в моей медицинской карте значатся следующие диагнозы: метаболический синдром (можно было бы уже диабет поставить, но эндокринолог постеснялся моего юного возраста), эндометриоз, СПКЯ, варикозная болезнь, гипохромная анемия, гастрит, обостряющийся 3 раза в год, сопровождающийся страшными болями, ЖКБ (камень 2,5 см). На мелочи типа выпавших волос, раннюю седину, акне я уже просто не обращаю внимание. Мои анализы больше похожи на анализы пожилого человека, чем на анализы веселой 26-летней девчонки: холестерин, триглицериды запредельные, гемоглобин ниже нормы, СРБ, ферритин высокие.

В 2012 году со мной случается первая паническая атака. Скорая, капотен, отпустило. Я обследую ССС вдоль и поперек. Ничего не находят кроме постоянной синусовой тахикардии (мой пульс  в покое был всегда 100), называют вариантом нормы, отпускают с миром. Через год страшных приступов я сама выясняю, что это ПА.

Панические атаки случаются уже после каждого приема пищи, я боюсь есть, метро, оставаться далеко от больницы. Я в отчаянии.

Я врач, у меня есть доступ к лучшей профессуре Москвы. Я обиваю пороги дорогих и престижных врачей, я соблюдаю диету (не забывая чередовать ее с кошмарными срывами, когда ты забиваешь желудок до боли), я пью метформин, мне предлагают КОК, операцию по удалению желчного и варикозного расширения вен, эррадикацию хеликобактера, каждый работает над своей проблемой в рамках протоколов.

Уже не помню, как именно начался мой путь обратно из этого кошмара. Это было чуть больше 3 лет назад. Я просто села погуглить, что нового в лечении метаболического синдрома у молодых и наткнулась на первые статьи о кето и LCHF. Я читала и негодовала. Да как так можно, да это уже убийство, кошмар, так нельзя, как им всем не стыдно! А потом поняла: терять мне нечего. Вес огромен, анализы ужасны, мне не помогает ни одно из назначенных лечений.

Дрожащей рукой впервые за много лет я кладу в тележку супермаркета куриные бедра, а не грудку, стейк с прожилками жира, а не постную вырезку, сыр, а не обезжиренный сырный продукт. Параллельно с кето в мою жизнь входит превентивная и интегративная медицина, я поняла, что если полетело одно, то за ним полетит и другое, я поняла, что «ЗОЖ – не то, чем кажется».

К сожалению, время потеряно, поэтому часть диагнозов будет со мной всегда. Мне пришлось удалить желчный пузырь – камень был достаточно велик, чтобы пробовать другую терапию. Из-за той самой диагностической лапароскопии больше 10 лет назад образовались спайки, доступ к ЖП был ограничен.

Как следствие, повреждение мышц при доступе оказалось сильнее, поэтому через полгода у меня появилась грыжа белой линии, которую тоже пришлось прооперировать. Жизнь без ЖП на кето тоже есть, хоть и требует внимания и определенной коррекции. Никуда не делся варикоз, но мне удается его контролировать, он больше не прогрессирует. Диагнозы СПКЯ, МС, эндометриоз сняты. Обострения гастрита не было ни разу за последние 3 года. С анемией приходится работать все время. Холестериновый профиль пришел в норму. Я уже несколько лет свободна от панических атак. Я не могу представить, что я буду есть что-то бесконтрольно. Я спокойно обхожусь 1-2 приемами пищи, я ем то, что всегда любила, и я, наконец-то, имею свободу не есть того, что мне не надо.

В течение года я меняю количество приемов пищи, углеводов и качественный состав продуктов. В рамках моего индивидуального LCHF-рациона я периодически отслеживаю кетоз, временами – отказываюсь от всех молочных продуктов, иногда ухожу на АИП, иногда ввожу 1-2 кислых яблока в неделю, бывает, отказываюсь от клетчатки и перехожу на карнивор, а во имя метаболической пластичности позволяю даже обычную пиццу.

С последними килограммами прощаюсь очень медленно. Отчасти целенаправленно, отчасти нет. Сейчас за год уходит 2-3 кг. Мой идеальный вес 60 кг, а я вешу 67. 7 килограмм можно было бы при желании быстро убрать, сократив калорийность, подняв жиры и убрав вообще углеводы. Но я не предпринимаю агрессивных мер, не сижу на “жирных постах”, например. Я нахожусь на очень тонком равновесии в плане пищевого поведения, поэтому до сих пор не в том весе, который бы хотелось. Но могу сохранять свой стиль жизни: много работать, учиться, путешествовать, ходить в походы и сплавы, посещать рестораны и вечеринки, не думая и не переживая о еде. О ней я теперь думаю только в культурном аспекте – гастрономический туризм наше все. Не забываю повторять как мантру – не мы для кето, кето для нас.

Я часто говорю, что мой самый сложный пациент – это я сама, я-пациент и я-врач работаем рука об руку уже больше трех лет. И мы сумели добиться феноменальных успехов.

cilantro

cilantro

26-100